Все, кому за ... 18

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Все, кому за ... 18 » Все обо всех - кино, театр, СМИ » Все обо всех - кино, театр, СМИ


Все обо всех - кино, театр, СМИ

Сообщений 1 страница 30 из 335

1

Петр Красилов в «Кабаре» и другие чудеса РАМТа

Несмотря на свое название и аудиторию, Молодежный театр отмечает очень солидный юбилей — 90-летие. Поставленный к этой дате спектакль войдет в его репертуар.

http://uploads.ru/t/q/U/B/qUBQS.jpg

Обычно юбилей — зрелище для избранных. На торжественные вечера или легкомысленные капустники, подготовленные к празднику, собирается бомонд: знаменитости, друзья театра, критики, чиновники от культуры — в общем, те, кого нельзя не позвать. И часто программа, которую готовили к торжеству, идет один раз, оставаясь запечатленной разве что на видео.

А вот Российский молодежный театр решил включить свой юбилейный вечер «В пространстве сцены», поставленный главным режиссером Алексеем Бородиным, в афишу. Это вполне логично — ведь повседневная жизнь театра должна разворачиваться в ощущении присутствия его истории. Во время действия спектакля с колосников спускаются портреты тех, без кого невозможно было представить себе существование Московского театра для детей (он же Центральный детский театр, он же РАМТ). Это и Наталья Сац, по чьей инициативе театр был основан в 1921 году, и Константин Шах-Азизов, легендарный директор на протяжении более чем четверти века, и режиссеры Мария Кнебель, Анатолий Эфрос, и драматург Виктор Розов, и Олег Ефремов, служивший в ЦДТ в качестве артиста.

Портреты спускаются с колосников, а потом взлетают обратно, потому что на самом деле эта постановка — вовсе не мемориал, а энергичное ревю, состоящее из 46 номеров, каждый из которых длится две-три минуты. В Центральном детском театре всегда была своя манера существования на сцене, здесь играли знаменитые травести — например, Валентина Сперантова. Здесь в 50-е годы начинал Анатолий Эфрос, добивавшийся от актеров предельной органичности. На репетициях его легендарного спектакля «Друг мой Колька!» он рассказывал актерам о невероятной естественности детей, которые ни секунды не могут без движения — даже книгу читают, стоя на голове. В РАМТе и сегодня ценится умение хорошо двигаться, танцевать, петь. Все это и стараются продемонстрировать молодые артисты — отплясывают канкан и испанский танец, фехтуют, исполняют дуэт из оперетты и сатирические куплеты, пародируют мюзикл «Кабаре», развлекая публику песенкой Money-Money с Петром Красиловым в образе Салли. Веселые номера чередуются с серьезными: звучат фрагменты из произведений Блока, Ростана, Лермонтова, Олеши, Чехова, Белинского, Стоппарда.

РАМТ — театр живой и современный, поэтому для его артистов, как кажется, существует две магистральные темы, достойные рефлексии: собственно творчество — и жизнь, разворачивающаяся за стенами. Важные моменты спектакля — когда четыре актрисы (Нелли Уварова, Мария Рыщенкова, Ольга Санькова, Анна Тараторкина) читают «Тайны ремесла» Ахматовой. А еще когда Алексей Маслов произносит монолог из пьесы Ибсена «Враг народа», а Алексей Веселкин изображает сэра Чилтерна из «Идеального мужа» Оскара Уайльда. В первом отрывке речь идет о политике, во втором — о том, какую страшную власть над другими людьми дают деньги. Оба отрывка звучат очень актуально.

фото: Мария Моисеева

Александра Машукова

Журнал «Ваш Досуг» №11 (21 марта - 1 апреля 2012)

21 марта 2012

http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/68379/

2

«НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ» за 21 Марта 2012 г.

«Актеры похожи на птиц»
Актриса Юлия Рутберг

ЕЛЕНА ГУБАЙДУЛИНА

http://uploads.ru/i/H/I/A/HIAc8.jpg

По воскресеньям в вечернем эфире телеканала «Россия-Культура» – премьера поэтического цикла «Послушайте!», в котором известные актеры исполняют стихи любимых поэтов и рассказывают о них. В рамках этого цикла Юлия Рутберг представит произведения Пушкина, Ахматовой, Бродского, Когана, Коржавина. В интервью «Новым Известиям» Юлия РУТБЕРГ рассказала о том, почему решила принять участие в этом проекте, о спектакле «Медея» – своей новой работе в Театре Вахтангова.

– Юлия, почему вы решили принять участие в проекте канала «Культура» и почему выбрали для чтецкой программы именно этих поэтов?

– Мне кажется, что это не совсем чтецкая программа. Я согласилась участвовать, потому что, на мой взгляд, стихи – следующее искусство после музыки. В музыке есть совершенство, она воздействует на человека иногда помимо его воли. А стихи – это все-таки немножко работа. Мне хотелось рассказать, как в мою жизнь вошли стихи. Очень часто люди рассказывают о поэтах как мастера. А я в этом жанре не могу сказать, что – мастер. Мне хотелось увести чтецкие программы несколько в другое русло. Стихи – очень важны, когда человек их любит и понимает и когда они ему нужны, но к этому надо как-то прийти. Для меня важнее было не только прочитать стихи, которые остались в моей жизни, но те, которые привели меня к этой мысли, – что стихи нужны и важны.

– Ваша новая роль – Медея в Театре имени Вахтангова – из тех, что называют этапными. Она возникла по вашей инициативе?

– Образовалась зона молчания в родном театре, мне было важно ее прервать. Работа возникла по моей инициативе, но пьесу предложил режиссер Михаил Цитриняк. По прочтении «Медеи», честно говоря, даже испугалась. Сказала: «А можно я сыграю Язона?» Потому что реально хочу забвения и покоя, так устала сопротивляться обстоятельствам, что-то устраивать, переворачивать, перестраивать, переделывать, вести за собой. А потом я поняла, что каждый человек должен нести свой крест и веровать. В конце спектакля я говорю Язону (его играет Григорий Антипенко): «Ты прав, я должна быть сама собой, я вновь обретаю родину, я вновь остаюсь Медеею и буду ею всегда».

– Как зрители восприняли эту постановку?

– Мне распечатали форумы из Интернета, зрители обсуждают спектакль, у каждого своя версия, несмотря на то что они смотрели «Медею» в один день. Невероятно, какая же у людей богатая фантазия и как по-разному все воспринимают одно и то же! У Пиранделло есть гениальная пьеса «Это так, если вам так кажется». Каждый человек абсолютно прав в своем восприятии. Кто-то осуждает, кто-то сопереживает, кто-то негодует, кто-то отчаивается, кто-то просветляется, у кого-то текут слезы... Происходит высвобождение эмоций, потому что то, о чем мы говорим в спектакле, вечно. Взаимоотношения мужчины и женщины, любовь, ненависть, преступление, предательство… Эти проблемы существовали и в до христианскую эпоху, когда возник миф о Медее, и в XX веке, когда появилась пьеса Ануя, и сейчас.

– Для меня ключ к Медее – ее разговор с лесом, с природой, где она обнаруживает родство с дикими силами… Она – оттуда, и нам ее не понять, как не понять ее жертвоприношения...

– Именно жертвоприношения, а не убийства детей. Убийство – это когда человек остается в живых, а его жертвы умирают. Медея уходит из мира вместе с детьми. Она сражалась до последнего и все-таки сделала так, как обещала Язону. Я вспоминала Кундеру, его блистательное произведение «Смешные любови». Вот сейчас у людей происходит много смешных любовей. А на самом деле любовь – такое чувство, когда рушатся города, рушатся миры. Редкий подарок, если это в жизни случается. Но люди как будто обалдели, перестали понимать, что главное, за что стоит ломать копья, а когда нужно просто повернуться и уйти. Один покупает комфорт, другой готов заплатить и за ощущение свободы, и за собственную правоту. Миша Цитриняк сказал точнейшую фразу: «Я долго думал, про что наш спектакль. Это реквием личности. Реквием сильной личности, противостоящей обществу». Сегодня все условия выживания и процветания в нашем мире устроены так, что нивелируют человека, превращают его в болвана, манкурта, отказывающегося за деньги, за власть от того, кем он был, о чем мечтал, куда стремился.

– Каких актерских качеств требует роль Медеи?

– Выносливости, самообладания и колоссальной воли. Воли в самоконтроле, в умении видеть спектакль со стороны и принимать решения. В «Медее» я и капитан, и лоцман, и штурман, и, если сворачиваю в сторону, все вынуждены сворачивать за мной. В этом смысле спектакль, конечно, очень трудный.

– Как восстанавливаете силы?

– Стараюсь побыть в тишине, в окружении дорогих моему сердцу людей. Очень устаю от толпы, не хожу ни на какие тусовки, если только это не связано с премьерами моих коллег.

– В чем испытываете потребность?

– В книгах, в живописи. Хожу в Третьяковку – и в Лаврушинский, и на Крымский Вал, в Пушкинский музей. Потрясающие впечатление произвели выставки Левитана, Ге, Караваджо, Блейка. В живописи нахожу многое для творчества – образы, мизансцены, костюмы, атмосферу, стиль, жанр. Читаю – от Достоевского и Куприна, до журнала «Story», биографии интересных людей меня увлекают. Я слушаю свой внутренний голос. Бывает, открываю книгу и откладываю, а через какое-то время уже не отрываюсь от нее до самого конца. Понравились замечательный «Письмовник» Шилова, «Зеленый шатер» Улицкой. Очень хорошие книги – Александер-Гаррет о Тарковском – подробная хроника съемок «Жертвоприношения» и последних дней мастера, «Коллаж на фоне автопортрета» Параджанова. На юбилей театра нам подарили двухтомник Вахтангова, обращаюсь к нему периодически. Знаете, что интересно, – многое сто раз читано-перечитано, еще во время учебы в Щукинском, и вдруг наталкиваешься на какую-то мысль и понимаешь, что она сейчас для тебя абсолютно свежая. Интересны замечания Вахтангова по поводу студии, отношение к репетициям, к дисциплине, к вежливости. Так толково и так просто.

– С тех пор в укладе театра многое поменялось?

– Конечно, поменялось, театр давно уже другой. Но уклад – прикладная вещь к смыслу. Пускай меняется уклад, но главное остается незыблемым. Особенно творческая дисциплина. Как люди приходят на спектакли, во сколько начинают готовиться к выходу на сцену? Что такое репетиция? Как относятся к актерам костюмеры, гримеры? Ведь это же звенья одной цепи – артисты выходят к публике, а для того чтобы они вышли с иголочки, необходимо такое количество условий! Каждый должен быть на своем месте и любить то, что он делает. Все настолько тонко и зависит от уровня человеческой культуры, – в этом и есть атмосфера театра, и нарабатывается она годами. Нельзя остановить время, театр живой, как вода. Но уверена, любой театр разрушится, если не останется хранителей его традиций. Слава Богу, что наши старики в прекрасной форме и что они так потрясающи в юбилейном спектакле «Пристань». Но прежнее поколение редеет, не хватает личностей, не хватает масштаба личности.

– Как вы думаете, почему сейчас мало личностей?

– Сложный вопрос. Возможно, потому, что многим необходимо бороться за выживание на трех–пяти работах, а детям практически не достается родительского внимания. В школах творится непонятно что с новой программой, с этим Единым государственным экзаменом. Дети брошены, и никому до них нет дела. А странные взрослые повторяют – «какие ужасные дети, какое невыносимое поколение». Вы на себя оборотитесь, ужасные взрослые! Это вы воспитали этих детей, а теперь они ставят перед вами зеркало. Какими воспитали, такие мы и есть. Я люблю детей, люблю молодежь и верю в то, что среди них есть много талантливых людей. По-другому нельзя. Если они не будут лучше нас, Земля остановится.

– Я заметила, что в последнее время молодые актеры и режиссеры стремятся к высокой, даже несколько пафосной литературе. Для самостоятельных работ выбирают стихи Пастернака, Ахматовой, трагедии Шекспира.

– Это прекрасная литература, прорыв в более благородное пространство. Мы несем такое количество чуши, так стремительно падает культура русского языка, что, наверное, срабатывает чувство самосохранения. Сколько всего убогого и жалкого приходится на наш век, что вполне понятно желание оторваться и воспарить, крылья приобрести за счет Ахматовой, Пастернака, Цветаевой, Шекспира, Мольера. Все-таки актеры в чем-то похожи на птиц. Мы не только клюем там, где насыпано, но еще и летаем иногда.


http://www.newizv.ru/culture/2012-03-21 … tberg.html

3

Анна написал(а):

Мы не только клюем там, где насыпано, но еще и летаем иногда.

Остроумно! Аня - спасибо! Постараюсь не пропустить ее чтение на Культуре.Мне нравится голос Рутберг ,интонации ,ее отчетливая дикция.Я ,кстати говоря,думала ,вот наверное она стихи читает бесподобно! Так что можно считать ,что этот цикл - по заявкам населения...
Удачных им полетов с Гришкой! :flag:

4

Телеканал Культура

21:30  01.04.12  "Послушайте!". Вечер Юлии Рутберг в Московском международном Доме музыки
Юлия Рутберг читает произведения Пушкина, Ахматовой, Вертинского, Бродского, Когана, Коржавина, Мартынова, Левина.

http://www.tvkultura.ru/page.html?cid=13004

5

Из всех перечисленных не знаю Мартынова и Левина.Вернее не слышала никогда.Тем интереснее будет послушать.Спасибо ,Аня.

6

Сегодня Международный день театра! Поздравляю всех актеров с праздником!

http://www.sunhome.ru/UsersGallery/Cards/kartinka_den_teatra.jpg

"Весь мир - театр" - сказал давно Шекспир.
Точнее изреченья не найдете.
Для вас подмостки – это целый мир,
В котором вы так искренне живете.
И в День Театра я желаю вам
Взлетать, парить на крыльях вдохновенья,
Будить в сердцах, навек подвластных вам
Восторг, любовь и трепет восхищенья!

7

Жизнь - театр,а люди в ней - актеры,как сказал Вильям наш Шекспир.Так что будем считать сегодняшний праздник всеобщим!  :D поздравляю всех жителей планеты Земля с их профессиональным праздником! :flag:

8

Юлия Рутберг привезла в Таллинн семейку Аддамс
27.03.2012 14:57

На днях в Таллинне был показан спектакль по пьесе Бернарда Шоу «Пигмалион» в постановке Павла Сафонова. Зал Nokia был практически полон, особенно оживленно публика приветствовала исполнительницу роли миссис Хиггинс Юлию Рутберг и блистательного Сергея Колтакова в роли Альфреда Дулиттла. Перед спектаклем DzD удалось пообщаться с замечательной актрисой Юлией Рутберг.

- Вам и Сергею Колтакову удалось перетянуть на себя внимание зрителей с центральных персонажей. Как вы считаете, закономерно ли это с точки зрения самой пьесы?

- Я не думаю, что мы совсем его на себя перетянули. Просто мы взрослые артисты, и у нас за плечами гораздо больше, чем у ребят, мы прошли школу государственных театров, больших режиссеров, поэтому было бы странно, если бы мы плелись в хвосте. Дело ведь не в количестве слов в роли, а в том, насколько человек что-то умеет к определенному возрасту. Роль Альфреда Дулиттла – вообще гастрольная роль, написанная для большого артиста. А здесь произошло удивительно точное попадание в роль грандиозного артиста Сергея Колтакова. Где бы мы с ним ни выступали, я всегда стараюсь загримироваться до того, как он начинает играть, и всегда стою за кулисами в первом акте, а во втором мы уже встречаемся с ним на сцене.

- «Пигмалион», на ваш взгляд, - это комедия, сказка о Золушке или больше социальная драма?

- Я думаю, что это философская комедия, хотя там много социальных моментов, конечно. Мы старались сделать ее покороче, так как пьеса очень многословна, но стремились сохранить природу того юмора, который был заложен самим автором. Какие-то вещи мы переводили немножко по-другому, заменяли слова на те, которые сегодня более понятны и актуальны. «Пигмалион» - вообще одна из лучших пьес мирового репертуара. Она обладает прекрасной разработкой ролей, дивным языком, роскошным умным английским юмором, который мне ближе всего на свете. У Бернарда Шоу это, наверное, лучшая пьеса.

Я с ней встречаюсь уже второй раз, одной из моих дипломных работ на четвертом курсе Щукинского училища была миссис Пирс. Это была моя большая удача, я там играла апологета чистоты, нравственности, такого блюстителя английских, королевских устоев. У нас были музыкальные номера из Лоу, и мы называли наш спектакль «шлоу». Так случилось, что теперь я играю в этом спектакле маму Хиггинса. Должна сказать, что эта роль была не особенно яркой, но мне кажется, что все это зависит от актера и режиссера. Мне доставляет огромное удовольствие играть эту роль.

- Как бы вы охарактеризовали свою героиню? Должна ли она быть эксцентричной?

- О да! Мы с Гришей (Антипенко) – это такая семейка Аддамс, там даже цитатная близость есть. Когда мы взяли эту пьесу и начали фантазировать, мы старались удержаться в линейке одного культурного слоя. Это же Англия - поэтому мы обратили внимание на Оскара Уайльда и какие-то вещи позволили себе взять оттуда – в частности, костюмы, манеру поведения. Безусловно, мы использовали манеру поведения и самого Бернарда Шоу. Что касается семейства Дулиттлов - это немножко Диккенс. И, конечно, культовый фильм «Семейка Аддамс» - где все персонажи прекрасно сумасшедшие на полном серьезе. Мама и Хиггинс – как раз оттуда. Вообще я к этому спектаклю отношусь с большой любовью, нежностью и уважением, несмотря на то, что он антрепризный.

- Откуда вдруг в вашей роли взялись кактусы?

- Это чистая фантазия, подобная тем, которые возникают или отметаются в ходе репетиций. Главное, чтобы это не было прибамбасом, а таким живым вплетением. Моя героиня – она у нас такая странненькая, это тоже из линейки юмора Аддамсов. И когда Хиггинс все-таки влюбляется, у нас расцветает даже кактус. Хотя финал у нас открытый, но с намеком на хэппи энд.

- А хэппи энд в этой пьесе вообще возможен? Хиггинс в пьесе и Шоу в послесловии говорят о том, что герой равнодушен к молодым женщинам, поскольку у них есть сильнейшая соперница – его собственная мать. Способна ли ваша героиня – такая, какой вы ее сыграли, устраниться из этого треугольника?

- Моя героиня обязательно выйдет из этого треугольника. Мама – действительно любимая женщина Хиггинса, его доминанта, но она при всем эгоизме гораздо умнее и взрослее его, и она хочет ему счастья. Шоу в финале предполагает многоточие, но мы с Альфредом Дулиттлом, как взрослые артисты, позволили себе еще одно многоточие. Сладость театра – именно в том, что ты ничего не говоришь словами. Когда взаимодействие происходит на уровне энергий, состояний, жестов, на уровне того, что по отношению к тебе проявляет партнер, когда вдруг начинает меняться сюжет, при том, что ты совершенно не говоришь никаких слов. Мне кажется, что это и есть какой-то высший пилотаж, и это здорово.

- Присуще ли вам самой такое же легкое хулиганство, как вашей героине? Вы эксцентричны по жизни или это исключительно сценический образ?

- Я разная. В первую очередь, я человек, обладающий безусловным чувством юмора, что мне очень пригодилось в жизни и вообще спасает, потому что наша жизнь далеко не всегда цветная и цветастая. Слава богу, что у меня такая профессия, потому что когда у меня возникают какие-то трудности или депрессия, меня спасают мое дело, перемена мест, прекрасные люди, близкие мне по духу и мысли. Я оптимист и жизнелюб по натуре, а топливо этого жизнелюбия – это мое чувство юмора.

- Актерский состав (Вы, Григорий Антипенко, Ольга Ломоносова) у массового зрителя неизбежно вызывает ассоциации с сериалом «Не родись красивой». Есть ли что-то помимо этого, что роднит сериал со спектаклем?

- Разве что мы все выпускники Щукинского училища. Оля Ломоносова, Гриша Антипенко, Настя Васильева – однокурсники, они все из мастерской Радика Овчинникова. Я и Паша Сафонов – тоже выпускники Щукинского училища. И для нас большое событие – то, что Сергей Михайлович Колтаков дал согласие с нами работать. Он запредельный артист, гуру для нас, я его просто обожаю. Мне кажется, что знакомый актерский состав - это был некий коммерческий ход и, в общем, очень правильный.

- Нравится ли вам играть в сериалах? Что это дает вам?

- Мне это дает зарплату и тренинг. Потому что если ты долго не выходишь на сцену или долго не стоишь перед камерой, ты начинаешь забывать что это такое. Но если на сцене я весьма избирательна и могу сказать, что у меня предложение весьма превышает мои возможности, то в кино меня сегодня почти нет. Последний мой полный метр, по-моему, был года три назад. Правда, это была очень хорошая работа – «Четыре возраста любви». Самый, наверное, приемлемый для меня формат - это, как они теперь называются, телемувики, две серии. Когда восемь серий – это еще хоть как-то, но когда их двадцать… Я от этого устаю. Хотя, конечно, важно зарабатывать деньги, а зарплаты в государственных театрах мизерны.

- А в рекламу не зовут сниматься?

- Совсем в массовую рекламу – нет. Но я снималась в фотосессии для очень богатого заказчика, Владимир Клавихо снимал ее для бриллиантового дома. Есть такой Jewellery Theatre, очень красивый ювелирный салон, где даже экспозиция жемчуга и бриллиантов придумана, как театр. Мы тогда снимались в бриллиантовых украшениях в стиле немого кино - Полина Агуреева, Илзе Лиепа, я, Вика Исакова. Это было совершенно замечательно и интересно. А еще я снималась в музыкальном клипе Ромы Кенга, когда он только начинал, но это была история, сделанная, как маленький фильм, почему я и согласилась. История о смертной казни и подготовке человека к электрическому стулу.

- Как вы относитесь к смертной казни?

- Неоднозначно. Я считаю, за убийство и изнасилование детей однозначно должна быть смертная казнь. Или там, если человек убил девять женщин саперной лопаткой. Я бы во всех случаях, касающихся детей, преступников приговаривала к смерти. А вот то, что касается подростков, которых за то, что они грабанули палатку, сажают на 16-18 лет, - вот это гораздо страшнее, потому что это просто калечит людей. Я уж не говорю о подлогах и т.п. Вот это кошмар. Люди, которые выносят такие приговоры, гораздо страшнее, чем те, кто осуществлял бы смертную казнь по отношению к человеку, преступившему все возможное.

- Возвращаясь все-таки к театру… Как вы считаете, за последние десять лет зрительские предпочтения и публика в России сильно изменились?

- Я бы сказала, что она изменилась в лучшую сторону, потому что в Москве очень богатый шведский стол. Кто-то хочет только развлекаться и хохотать – для этого есть определенные залы и спектакли, но есть и Римас Туминас в Театре Вахтангова, который привлек к нам публику очень высокого ранга. К нам практически невозможно попасть ни на один спектакль. Мы в этом году выпустили с Гришей Антипенко «Медею» на малой сцене, где я играю Медею, а он – Язона, зал очень маленький – 74 человека максимум помещается. Я была просто ошарашена: билетов нет на восемь месяцев вперед.

Есть Мастерская Фоменко, есть Школа драматического искусства Васильева, есть «Современник» - выбор просто огромен. И публика ходит очень разная. Даже на «Пигмалион» разная публика ходит. Есть и такие – и мне это очень неприятно – кто гогочет. Я не выношу, когда гогот, и наш спектакль на это совершенно не рассчитан. Я люблю, когда смех возникает в момент парадоксально точно сказанной фразы или в момент узнаваемости поведения, когда в этом есть какая-то эстетическая конструкция. Это совсем другой смех.

Я вообще очень требовательно отношусь к публике и, наверное, мы отвечаем друг другу взаимностью. И я ей за это очень благодарна. Как пишут на всевозможных порталах – я, правда, не умею включать компьютер, но мне все это рассказывают, - моя фамилия на афише является гарантом качества для людей, которые любят театр, что это не халтура. Большей награды для артиста не существует. Я вообще очень спокойно отношусь к премиям. И есть лишь одна безусловная премия в этой жизни – это премия «За честь и достоинство». Вот ее мне хотелось бы когда-нибудь получить.

А все остальное не так важно. Мне кажется, человек просто должен делать свое дело. В любых условиях. Помню, мы играли в городе Свободный, в каком-то клубе недалеко от Благовещенска, где невозможно было включить чайник, а на сцене было 14 градусов. И если включить чайник, вырубались приборы на сцене, так что мы сидели в телогрейках. Это столица архипелага ГУЛАГ, где живут потомки тех заключенных, мы играли для этого зала, и они в конце встали...

А сегодня мы играем в вашем прекрасном европейском театре. Я вообще в Таллинне третий или четвертый раз, но в Nokia я впервые. Изумительной красоты у вас город, просто восторг. Мы сегодня погуляли по Старому городу – есть здесь некоторое поразительное безвременье в том, что люди живут посреди такой поразительной красоты и старинной архитектуры. Некая преемственность культуры.

- Вы ведь имели отношение к циклу передач Петра Вайля «Гений места»?

- Да, я ее озвучивала.

- Если бы вас попросили назвать такого гения места для Таллинна, кто бы это оказался?

- Очень значимый для моего Таллинна человек – это Микк Микивер. Мы были с ним знакомы. Я тогда только выпустилась из Щукинского училища, и мы вели с Женей Дворжецким вечер звезд. Приезжал Микк Микивер, Вия Артмане, Донатас Банионис, Софико Чиаурели. Рушился Союз, уже творился бардак, а нам всем было так хорошо вместе…

Ведь театр – это совершенно иное, особое пространство, где существует совершенно другой язык. Я вообще давно не интересуюсь политикой, потому что никаким политикам я не верю – ни вашим, ни нашим. У них всех есть какая-то своя правота, но еще больше, просто огромное количество, неправды. Я знаю, что правда одна, искусство – это территория впечатления, у которого нет границ и у которого есть свой собственный язык. Благодаря ему между людьми возникают совершенно иные отношения – никто ни на кого не поднимет руку, не начнет выяснять отношения. Театр уберегает людей от агрессии. Человек, посмотревший хороший спектакль, на какое-то время не сможет совершить ничего плохого. Одни будут веселить других, а другие будут кидать им в коробочку монетку. Мне этот способ взаимоотношения людей нравится больше всего.

Олеся Лагашина

http://www.dzd.ee/788692/julija-rutberg … ku-addams/

9

Знамениты и все еще влюблены
    Mar. 27th, 2012 at 12:42 PM

С Днем Театра, любящие его!
К празднику предлагаю свой текст, опубликованный в апрельском номере журнала Story.
Поздравляю героев: Георгия Тараторкина и Екатерину Маркову.
Любите театр и друг друга столь же нежно и трепетно!

                    «Знамениты и все еще влюблены »  Георгий Тараторкин и Екатерина Маркова только однажды снялись вместе – в фильме «Дела сердечные». А вместе в браке - уже более сорока лет.

  Побеседовала я с каждым из них по отдельности.

Почему бы не дать им возможности поговорить друг с другом на этих страницах заочно?

Елена Тришина    

  Екатерина Маркова: – «Старомодина» – и есть «Старомодина». Я его так шутливо называю. Но когда «Старомодина» только в одежде – то ладно, а вот когда его старомодность проявляется в каких-то других делах - она вызывает уже не снисходительную усмешку, а огромное уважение.

Это верность какому-то кусочку жизни, который для него так дорог, что он остался с ним навсегда. Он – истинный ленинградец, а ленинградцы – они все «прибабахнутые» немного. Они не от мира сего, в каком-то хорошем смысле этого слова.

Георгий Тараторкин: - Да, мы люди меченные. Особенно, когда это связано с детством. Мое послевоенное детство прошло в полуразрушенном сером городе, лишенном позолоты. Город этот - особый по атмосфере, ритмам,  интонации.

Помню, мы с мамой возвращались как-то домой в полупустом трамвае. Народу было немного, тогда же в послевоенном городе были только те, кто пережил ад блокады, и те, кто вернулся,  тоже не с курорта, образно говоря.

И вот в трамвай зашли двое, продолжая начатый, видимо, на остановке громкий спор. И кто-то совершенно органично тихо сказал им: «Товарищи! Потише, пожалуйста, вы же в Ленинграде». И люди понимали, что это значит, и никто не возмутился.

  Город все равно для меня остался Ленинградом.

Не так давно заказываю билет на вечерний поезд. Говорю: « в Ленинград». А мне отвечают сердито: «Нет такого города». Есть такой город. Просто этому имени пришлось пережить неслыханное. И никакого поклонения вождю в этом имени нет.

Этому городу еще очень не везло на правителей. Но очень везло на талантливых людей.

Я начинал в Ленинградском ТЮЗе, легендарном театре легендарного Корогодского

Это был уникальный театр, он воспитывал людей от 7 до 70, как говорится, до той поры, пока человек способен сохранить в себе детство. Не впасть, а именно сохранить.

Помню, выходил у нас спектакль «После казни прошу…» о лейтенанте Шмидте. У нас у всех было ощущение душевного коленопреклонения перед документами, которые тогда стали материалом нашего спектакля. Это еще не было пьесой. Даже в программке было написано: «ни слова вымысла».

   Шел 1967 год – так называемый «датский» спектакль был – т.е. приуроченный к дате-полувековой годовщине Октябрьской революции. Редко могло случиться, что подлинность, серьезность и чувственность твоих намерений совпадет с датой.

У меня так дважды совпало – и с Шмидтом, и с Блоком, когда в театре Моссовета вышел спектакль «Версия», тоже в знаменательном 1977 году.

Мне на сдаче спектакля Управлению культуры пришлось выбросить целый кусок  - слова о невозможности жизни в этой стране.

А в спектакле о Шмидте - слова из его речи на суде. Выбросить, чтобы на протяжении жизни спектакля иметь возможность донести эти слова, эти мысли до зрителя.

                    Преступление и наказание

  ГТ.: - В  1968 году меня пригласили сниматься в фильме «Преступление и наказание». Тогда многое сошлось – и Кулиджанов, и Достоевский, справа Смоктуновский, слева Копелян,  Лебедев, Булгакова. Я помню свое ощущение от всего этого окружения. Чтобы не сойти с ума от такого звездного партнерства, нужно было ставить перед собой цели постепенно: что происходит, с кем происходит, почему? Да, все систему Станиславского  изучали, но мало у кого хватало внутренней силы и сосредоточенности следовать этому учению.

И вот такие величины со мной рядом. Оказалось - когда объединяет такое общее творческое испытание, уже и не до авторитетов. Помню, мы сидели после какого-то просмотра рабочего материала, и Смоктуновский мне говорит: лет 15 назад Раскольникова сыграл бы я, а я ему: а через 15 лет я сыграл бы вашу роль - Порфирия Петровича.

Вообще, атмосфера была творческая и теплая. Хотя мне по моему физическому состоянию было сложно – я перед этим тяжко болел, лежал в больнице.

   Когда от Кулиджанова поехали ассистенты по городам и весям искать молодых, худых и чего - нибудь могущих, они добрались и до нашего театра. Там меня приглядели, но я лежал в больнице, и фотография меня, заросшего щетиной, на больничной койке в больничном белье, как-то их убедила. Но я еще месяца два провалялся, и Кулиджанов тоже приболел, т.е. к моменту съемки мы оба были в нужной кондиции, если можно так выразиться.

   Мне тогда предстояло на два года покинуть родной театр. Я отказался, для меня это казалось невозможно. И тогда было принято такое компромиссное решение: пять дней я снимался, а на два дня приезжал в Ленинград и играл в своих спектаклях. Для меня это было крайне важно – не обмануть своего зрителя.

  Театр же не был моей детской мечтой. Я совсем не из актерской семьи.

И я по сей день удивляюсь, почему я вообще занимаюсь этим? Потому что каждая моя роль еще с тюзовских времен оказывалась на перекрестке моих чувств, размышлений.

  Например, Гамлет. И это не от величия самой роли, но и мои 25-летние мозги и моя чувственная система испытывали то же самое.

Или, как уже  в 2005 году возник «Колчак». Спектакль о Колчаке в Иркутском драматическом театре. Да, до Иркутска далеко, а до судьбы – близко. В то время ближе этой роли в моей судьбе ничего не могло быть.

Кстати, моя жена Катя сама родом из Иркутска.

Е.М.: -Когда меня в детстве спрашивали, чья я - мамина или папина, я всегда говорила – дедова. Когда мне было 8 лет, и родители переехали из Иркутска в Москву, дед переехал тоже, специально, чтобы не расставаться, ухаживать за мной. Его пельмени и жареную картошку я помню до сих пор.

Это дед, который был белым офицером и служил у Колчака.  А потом вот Юре довелось играть самого Колчака.

Да, это случилось волею судеб, как говорится. Я вообще мистик, и эта история с Колчаком тоже совершенно необыкновенная.

Геннадий Шапошников, который сейчас - главный режиссер Иркутского драматического театра, ставил со мной несколько спектаклей здесь, в Москве. Он сказал, что прочитал пьесу о Колчаке, и видит в главной роли только Тараторкина. Ставить спектакль в Москве было немыслимо, и надо было как-то сподвигнуть Юру полететь в Иркутск и сыграть эту роль.

  Мы с Шапошниковым устроили тайный заговор, подсунули Юре пьесу, и потом начали психологическую подготовку с двух сторон. Тогда он стал читать много о Колчаке, его всерьез зацепил этот человек - сама гигантская фигура и его удивительная история.

И тут я сказала, наверное, главное: «Юра, ты должен сделать это для меня. Ты знаешь, кем был для меня дед, я всю жизнь считаю, что не додала ему любви и благодарности. Я уверена, что деду передастся все это, и он тебе поможет»

И Юру это убедило. Он стал в Иркутск летать репетировать, а потом и играть. Так он впервые попал на мою родину.

                                        « Мир как роман»

  Г.Т.: Вспоминаю, как в моей жизни появилась  Катя. Совершенно неожиданно. Я тогда снимался в «Преступлении».  И все дни съемок, точнее – по ночам, мы разговаривали с ней по телефону. Вот это совершенно незабываемо.

Познакомились случайно в какой-то общей компании, куда Катя пришла с подружкой. Все произошло внезапно, знаете, чух! – и все. Два года я за ней ухаживал, а как закончились съемки – мы с ней и поженились. Как шутили мои друзья: «Преступление совершил – вот тебе и наказание».

  Е.М.: Я была студенткой Щуки, а Юра здесь снимался у Кулиджанова. И впервые я о нем услышала от своей подруги Иры Коротковой - она с ним уже снималась раньше. Помню, когда услышала от Иры его фамилию, мне стало так смешно. Я представила себе маленького толстенького человечка, с животиком. Ира даже обиделась и стала меня разуверять: «Он длинный, худой, красивый».

Потом он мне как-то звонил, разыскивал Иру, а она переехала на новую квартиру. Разговорились, он сказал, что снимается в «Преступлении». А потом мы вместе с Ирой поехали в гости. Познакомились, и Юра не произвел на меня ровно никакого впечатления. Я не очень воспламенилась. Мальчиков вокруг было полно, жизнь бурлила.

  Но вскоре под его мощным натиском я пересмотрела свои взгляды. А по-настоящему я влюбилась после того, как посмотрела в Ленинграде спектакль о Шмидте. Это было оглушительным ударом. Помню, как осталась сидеть в зрительном зале, когда все уже разошлись. И не могла понять: я сейчас безумно влюблена в кого - в лейтенанта Шмидта или в актера Тараторкина? Я пыталась это разгрести, потому что была совершенно без ума от этого человека. Так  все и началось.

  И любовь наша еще долго существовала в таком режиме. Часами разговаривали по телефону. С утра мне на лекцию в училище, ему – на съемку. Они тогда со Смоктуновским жили в гостинице «Мир».

   Он прибегал со съемки, я подозреваю, что голодный, и бросался к телефону. Мы заканчивали разговор, когда заря занималась.

Как на это родители реагировали? Папа был просто в протесте. Но меня уже  понесло, а родители понимали, что, когда меня несет – противиться бесполезно. Помню, как папа сказал мне: «Опять бежишь к своему этому, как его – Тутыркину». Он его долго так называл.

Только потом началась страстная бешеная любовь между Юрой и моей мамой. Они просто обожали друг друга. Мама была эстетом, она всегда любила красивых мужчин, и еще Достоевский был ее любимым писателем. Так все совпало. И как Юрка говорит, он никогда не понимал сути анекдотов про тещу. У них были фантастические отношения. Я даже иногда не понимала, я - дочка, или он – сын. Я выглядела нелюбимой невесткой. 

   Он идеально вписался в нашу семью. Хотя многим это казалось странным. Я - благополучная дочка писателя, окружение – Коктебель и Переделкино, Пастернак выходит из соседней дачи в сандалиях на босу ногу. Жили мы в Лаврушинском, в писательском доме, нашей соседкой была Вера Инбер.

И все это меня совершенно по-особому сформировало

А когда  я попала к ним в дом в Ленинграде, и увидела, как они живут, для меня это было потрясением.

Сложно им было, мама одна воспитывала двоих детей.  Отец умер, когда Юре было 7, а сестра была младше на 2 года. Мама их вкалывала на трех работах, будучи хроническим гипертоником.

Она умерла в 50 лет. Там был один момент, который я со своей врожденной интуицией должна была заметить и не пропустить. Но случилось так, как случилось. Это уже при мне было. Приближался ее юбилей, и она попросила детей, чтобы они ей подарили обручальное кольцо. У нее никогда не было обручального кольца. Они подарили.

Я узнала это только постфактум. А для меня такие вещи очень многое значат.

   Вера, сестра Юры, только закончила институт, получив диплом с отличием. Они жили в коммуналке, и их соседка потом мне рассказала, что когда Вера принесла маме свой диплом, Нина Александровна вышла на кухню, почему-то очень грустная, и тихо сказала: « Ну вот, моя миссия закончена». Вскоре ее не стало…

   Знаете, я с того момента пересмотрела многие свои взгляды на интеллигенцию. Дед мой  по папе был потомственным сибирским охотником, я его не знала, но все, кто его помнил, говорили, что интеллигентней человека они не встречали. Словно в его жилах текла голубая кровь. Видимо, совсем необязательно иметь корону на голове, чтобы быть настоящим интеллигентом.

   Так и с Юрой. Время такое было. Если бы отец его остался жив, не было бы этой коммуналки, и Юра вырос бы в других условиях.

Жизнь ведь умеет так выкаблучивать, что в какой-то момент не понимаешь, где ты оказался и с кем, и почему, и за что ты там оказался? И все встает с ног на голову. Ведь в коммуналках зачастую живут истинные интеллигенты и аристократы, а жлобье, воры и низкоорганизованные шариковы живут в роскошных пентхаусах. Вот она - эта самая смятка жизни, тот калейдоскоп, который все перепутывает.

   И поэтому, когда Юра очень легко вошел в нашу семью, и папа с «Тутыркиным» примирился, а  с мамой у них начался сказочный роман, как-то все получилось просто и органично.

Письменная работа

  Г.Т.: А потом Катя тоже стала актрисой «ТЮЗа», но уже московского,

а позже был «Современник», а потом пришло то, чем она увлеченно занимается вот уже много лет – писательство, или «письмо», как мы это называем.

Вдруг у нее это возникло и мощно! Первая ее повесть «Чужой звонок» была напечатана в Юности – самом популярном в ту пору журнале.

Но до  того она снялась в фильме «А зори здесь тихие» в роли Галки Четвертак – тихой и скромной детдомовской девочки. Именно с этой роли все и началось. Они ездили со съемочной группой по миру, и ей предложил журнал «Смена» писать такие путевые очерки. Они регулярно печатались, а потом даже вышла книжка - «Бабочка с озера Мичиган». А потом в одночасье родился «Чужой звонок», за который она получила премию журнала. За две недели написала. И почти сразу же напечатали.

 

Мешки писем от читателей стали к ней приходить, и не было случая ни в одной моей встрече со зрителями, где у меня бы не спросили про Катю, что она сейчас пишет, или не поделились бы тем, как на их жизнь повлиял ее «Чужой звонок». Она же тайком тогда отнесла его в журнал, ни родители, ни я, никто не знал. Не хотела, чтобы заподозрили в протекционизме, наверное.

Е.М.: Я поначалу писать  ведь не собиралась. Более того, я имела к этому виду деятельности отвращение, я переела этого в своей семье.  С детства, эти литературные разговоры, эти писатели, эти непризнанные гении. Когда мне рассказывают ужасы про актерскую среду, я всегда говорю: вы про писательскую среду не знаете. Актеры - они просто дети наивные и пусть в чем-то комплексующие,  в чем-то обидчивые. Но по сравнению со злобствуюшими писателями – это просто замечательный мир.

Г.Т.: У Кати каждый год выходило по повести. Теперь у нее уже 10 книг.

Она очень тонкий писатель, и здесь играет еще и актерская природа, она же проживает все хитросплетения и внутри героев, и в отношениях.

Я каждый раз поражаюсь, как у нее это рождается?

Она обычно мне первому все читает, и часто – в процессе написания.

Сказать, когда она пишет - ночами? Днями? Не знаю.

Вдруг у нее ЭТО приходит, и наша жизнь немножечко этому начинает подчиняться, чтобы у нее была такая возможность работать. Она даже сбегает загород, потому что здесь всегда что-нибудь отвлекает.

И удивительно, что в творчестве обнажается проявление того, что ты - рядом живущий продолжительное время и близкий человек – даже не предполагаешь. И понимаешь, что живешь уже много лет с неизвестным тебе человеком. Такие глубины в твоей родной жене открываются, что ты робеешь и удивляешься этому. О восхищении я уже и не говорю.

Если меня спрашивают, не пишу ли я сам? Всегда отвечаю:

когда рядом человек, так владеющий этим таинством – я не смею.

Но актерская натура никуда не исчезает, она лишь на время таится, и несколько лет назад у нее появился моноспектакль «Прощенное воскресенье».                 

                          Театр – дело серьезное

Е.М.:  Так мы и ездили друг к другу долго - то он ко мне на два-три дня, то я к нему. Так и жили в Красной стреле 4 года. До рождения сына в 1974 году.

Г.Т.:- Я считал, что кто-то из нашей семьи должен был чем-то пожертвовать. И я как-то решил, что у меня для риска чуть-чуть больше оснований – у меня уже было имя в Москве, было несколько приглашений из московских театров.

Завадский позвал в театр Моссовета играть того же Раскольникова в очередь с  Геннадием Бортниковым. И я 10 лет потом играл в «Петербургских сновидениях».

Театр наш удивительный, сохраняющий свою интонацию. Очень приличный народ у нас. К сожалению, у меня теперь здесь только два спектакля.

Иногда задумываюсь: как долго актер может существовать с тем, что у него уже есть?

Последний раз мы играли 218-й спектакль «Не будите мадам». И я точно знаю, что спектакль живой, потому что, если бы почувствовал, что спектакль не тянет, я бы первый сказал: все!

   Так было у меня, кстати, с «Версией» о судьбе Блока - очень дорогим для меня спектаклем. Он долго жил в нашем репертуаре, но я почувствовал, что он переходит на совершенно непригодные для этого спектакля прокатные рельсы. И я тогда сам пришел к руководству и сказал: давайте сыграем следующий - сотый спектакль, и все. Хотя меня убеждали, что касса в порядке, успех. Но я сказал: не надо дожидаться разоблачения зрителями. Потому что это серьезное дело. Театр вообще серьезное дело.

  Помню, как после одного спектакля, я вышел, была зима, снегом было все запорошено, и у служебного входа меня дожидались две зрительницы. Две фигурки приблизились ко мне, и одна из женщин спросила совершенно безинтонационно, что называется, «белым» голосом: «Как теперь жить?»

И у меня по сей день ощущение, что я этих женщин знаю, и может, знаю даже больше, чем многих действительно знакомых, чьи имена мне известны.

Мне кажется, я всегда их вижу-чувствую в зрительном зале.

Е.М.:- Почему я не захотела оставить себе актерство? Тут два момента. Когда я ушла из Современника, был очень мощный перевес литературный, я много тогда печаталась. Потом  вернулась в театр через некоторое время. Но тут у меня начались проблемы со здоровьем, которые просто делали невозможным мое появление на сцене.

   Когда задумываешься, откуда Юра психофизически берет силы для таких мощных образов, понимаешь многое. Когда творческий человек начинает над чем-то работать, ему сверху помогают, необходимо только самому отсюда открыть канал.

Нужно уметь отказывать себе во многом. Вспоминаю, как мы с Современником были в Праге на гастролях, и Гафт нас с Маринкой Нееловой и Костей Райкиным спровоцировал в первый же вечер пойти в ресторан. Мы все деньги там и оставили, дальше есть было не на что. Тут Костя заявляет: «С голоду не помрете, я нарыл – здесь недалеко в подвале бесплатно кормят бомжей» Вот мы туда и ходили до конца гастролей, тем и спаслись.

   А сам Райкин тогда увлекся сыроедением,  после огромного количества моркови даже весь пожелтел, но утверждал, что это полезно. Я его спросила: « Кот! А что тебе это дает?» Он ответил: « Ты даже не представляешь – я чувствую себя просто сверхчеловеком. Я отказал себе – и поднялся».

Это же, как схима. Актеры - те же схимники, когда пытаются завершить рисунок роли, который дается им сверху. Это совершенно непостижимый путь, он у всех разный абсолютно.

   Юра как-то признался, что время шло – а освобождение от Раскольникова не приходило.

  Конечно. Он и Ставрогин,  и Иван Карамазов, все, кого он играл – в них самое главное, что есть в природе человека. Достоевский сумел вытащить на поверхность самое потаенное из человека.

Для меня вообще светлее писателя не бывает, а для кого-то он темный и страшный. Почему он был игроком? Это та же степень азарта, как перед эпилептическим припадком. Состояние пограничное, которое он физически часто проходил. Если человек это все в себя впускает, оно там бродит и не находит выхода. И много не надо, только подкинуть чуть, чтобы снова разгорелось. Человек, который забрел в мир Достоевского, и сумел это все через себя пропустить – он уже несвободен, он раб этого на всю жизнь.

  То, что в Юре все это живет, ничего удивительного. Вот, почему я за него очень боюсь. Есть актеры-психопаты, у них выход эмоций скор и бурно проявляем. А у Юры – человека сдержанного и очень воспитанного, все скрыто внутри, копится, ищет выхода.

Откуда в нем столько аристократизма, спрашивается. Все это предполагает держать себя в узде, хотя он и не думает об этом. И если это не роли сумасшедшие, а у него более 10 лет нет ролей в родном театре, то как же?

Очень тревожно.

   Знаете, Раневской нужно было уйти из жизни, чтобы о ней заговорили так, как она этого заслуживала. Она же человек-событие.

Мы с ней были соседями по дому, она жила на втором этаже, мы – на четвертом. Я имела привычку подниматься пешком. Смотрю – у нее дверь открыта. Я стучусь:

- Можно, Фаина Георгиевна? У вас опять дверь открыта.

А она:

-Деточка! Ну, кому я нужна? На меня же никто не позарится. Выносить у меня нечего, Мальчик мой (так звали ее собаку, прим. ред.)) с бельмом на глазу тоже никому не нужен.

  Однажды она меня спросила:

-Катюшечка! А Юрочка- верующий человек?

- Фаина Георгиевна, я не знаю.

-А я знаю. У него в глазах небо отражается.

  Я помню, как-то я приглашала ее к нам встретить Новый год. Уговаривала:

- Ну что вы будете одна? Приходите к нам, посидите, сколько сможете. Мы за вами зайдем.

Она отказывалась:

-Нет-нет, спасибо! Что значит, одна буду встречать? Я каждый новый год встречаю со своим любимым мужчиной. С Пушкиным.

«Судьбы сплетенья»

Г.Т.:  Иногда так причудливо переплетаются знаки судьбы, просто оторопь берет. Вспоминаю, как в начале двухтысячных на съемках фильма «Любовь императора» я стоял в мундире Александра 2-го буквально на том же самом месте, где более 30 лет назад на съемках фильма «Софья Перовская» стоял в образе народовольца-бомбометателя Гриневицкого.

Совсем другое время,  совсем другая страна, с совсем другими взглядами.

В давней картине  шел рассказ о героях народовольцах и императоре-мучителе, а теперь снимался фильм о мученике – императоре и убийцах-народовольцах.

  Александр Орлов, кинорежиссер:

Как Тараторкин  был выбран на эту роль? Складываешь актерский ансамбль как колоду карт. Бывают вещи несовместные, как масти в картах.

Он всплыл в силу своего интеллекта, врожденного аристократизма.

  Александр 2-й и Екатерина Долгорукова - история была довольно банальная, когда я прикоснулся, понял, что снимаем оперу из царской жизни. И выкинул почти все сценарные тексты.

  Снимаю я долго, иногда бывало под 20 дублей.   На площадке Тараторкин точен и ответственен, независимо от количества дублей.

В сцене покушения на государя пиротехники наши переусердствовали – переложили взрывчатки. Вот начали снимать эпизод: в карете едет государь, взрыв, и сзади бабахает серьезный заряд – карету моментально разорвало чуть ли не в клочья. Мы остолбенели - не знали – жив или не жив Юра. Он сидел в карете, сопровождали его четыре всадника на  лошадях.

Я - метрах в двадцати, и вижу:  бледный как смерть Юра выходит из раскромсанной кареты, проходит, как надо по отмеченному маршруту. И только, когда я командую «стоп», бросается к пиротехникам. А они - люди аффектов, им надо, чтобы все было лихо, как у американцев.

Он так посмотрел на пиротехников, я не слышал, что он им сказал, но догадываюсь. Лошадей осаживали специальные люди, а то они могли бы унестись, распугав весь город.

А мне нужно еще один дубль снять. Спрашиваю у  Тараторкина: еще раз рискнем? Там у нас в сцене мальчик лежит убитый, с удовольствием так лежит, старается. Мы снимали в сентябре, снег – вата с водой,  с двух метров не разглядеть. И вот второй взрыв - у мальчика на голове этот «снег»- кусок пакли начинает тлеть и клочья падают на тротуар. И вдруг рядом - страшный удар чего-то тяжелого об землю. Оказывается, мы чуть не взорвали полПетербурга-  мы же на асфальт положили резину, в виде булыжника. А там с начала века были огромные задраенные канализационные люки и после нескольких дублей видимо накопился там газ.  Вырвало двадцатикилограммовый люк и подбросило метров на 30. Если бы упало на кого-то -  убило бы. Специалисты приехали и сказали, что мы могли запросто взорвать канал Грибоедова и Конюшенную площадь.

  А нам еще подрывать Гриневицкого с бомбой, брошенной под ноги императору. Пиротехники убеждают: да сейчас мы еще запросто взорвем. И Юра был абсолютно готов. Но я сказал: не надо, факел перед камерой зажжем и достаточно.

Это был последний съемочный день, прямо на этом месте разбросали столы и устроили банкет.

А через канал стояла весь день толпа и кричала: «взрывайте, взрывайте!»

   Так мы стали подлинными участниками события, когда Тараторкину почти ничего не надо было играть, волнение и страх, я имею в виду - он только чуть побелел, но как держался!

Судьба у этой картины сложная. Я ее не монтировал, работали после меня другие люди. В титрах в качестве режиссеров упомянуты монтажеры.

И Юра принципиально не хотел озвучивать, когда поменяли режиссера на монтаже. Я его с трудом уговорил не гробить картину. 

                                    Дети

Е.М.: Мы с Юрой очень хотели детей. В первый раз у нас трагически не получилось, был выкидыш. И потом я долго не могла забеременеть.  С Филиппом я 5 месяцев лежала на сохранении в ЦКБ, где все всего боялись. Потом меня зашили – был такой метод тогда профессора Любимовой. И все равно Филипп родился шести с половиной месяцев. Его долго держали в кувезе, каждый день ко мне приходила главврач и говорила: «Деточка, ребенок несовместим с жизнью. Смирись, у тебя будут другие дети»

Я говорила: «нет, мне нужен только этот». А у него отсутствовал сосательный рефлекс, он синел, и его подключали к аппарату искусственного дыхания. В общем, мало нам не показалось.

Но компенсацией за все это стало то, что он вырос таким умным. И когда  я запутываюсь в этой жизни – иду к нему за советом. Он в состоянии разрешить все проблемы.

  Любопытно, что в детстве, играя с сестрой, он всегда был дедушкой. Он и тогда уже был мудрым, видимо, эта борьба за существование сделала его таким.

Нам очень помог гений неонаталогии В.А. Таболин, возглавлявший кафедру педиатрии Филатовской больницы. Когда после завываний и страшилок разных врачей, появился этот доброжелательный, светлый человек, который уверил меня, что все будет нормально, я ему поверила. И он на самом деле Филиппа выходил.

   Когда Филиппу исполнилось 6 лет, Вячеслав Александрович пришел к нему на день рождения и увидел, что он носится, как оголтелый, с ордой детей.

И тогда Таболин признался мне: «Теперь могу сказать честно:  я до сих пор не вижу лазейку, через которую этот мальчик влез в жизнь. Ее не было. Я думаю, что какой-нибудь твой сибирский предок протянул ему руку в то время».

    А когда через 8 лет родилась Аня, была целая история. Я рожала, а за дверями стоял академик Таболин, и сразу же, как ребенок появился, взял ее в свои руки, всю осмотрел, прощупал. С ней, слава Богу, все было нормально.

   Волею судеб - сейчас уже наши внуки наблюдаются у учеников Таболина.

А Филипп стал историком, серьезно занимается наукой, пишет докторскую диссертацию. Преподает в РГГУ. Отец двоих сыновей.

Он в 14 лет самостоятельно крестился. Только позже сказал нам об этом. Потом учился в Англии. Там в нем вдруг «проснулся» английский язык. Он приехал в элитную школу для мальчиков по обмену, и, попав в англоязычную среду, вдруг  заговорил. И никто не верил, что он русский. Однажды он заблудился в школьном парке. Встретил какого-то человека, спросил дорогу, а тот не поверил, что мальчик только что приехал, да еще из России - так он говорил по-английски. Оказалось, что это был директор школы. И они стали рассматривать Филиппа как феномен, потому что у ребенка оказался ярко выраженный оксфордский диалект.

  Стали настаивать, чтобы он у них учился и дальше, хотели понаблюдать за ним. Но здесь, в России, ни одна инстанция не давала ни гранта, ни просто разрешения. И тогда англичане сказали: пусть приезжает бесплатно, мы будем его здесь содержать-поить и кормить, пусть только учится.

  И там же случилось знакомство с владыкой Антонием, Митрополитом Сурожским, которое оказало на него громадное влияние. Сейчас Филипп служит по воскресеньям в одном из московских  храмов.

Г.Т.:.- Аня неожиданно для нас 11 решила идти в театральный и прошла везде, где поступала. В итоге выбрала мастерскую В. Коршунова в Щепкинском училище. Сейчас играет в РАМТе, и снимается . В последнем фильме Сергея Говорухина «Земля людей» у нее главная роль.

Еще мы с ней вместе играем в антрепризе. В одном из спектаклей «Американские горки» она из меня просто веревки вьет.

                  «Смятка жизни»

Е.М.:- Я всегда могла на Юру положиться. Он абсолютно надежный.

Да мне ведь, строго говоря, не с кем и сравнивать. Разве что – по рассказам подруг. Бывали всякие ситуации, но зная свой характер, могу сказать, что жизнь каким-то образом умела нас подчас дистанцировать друг от друга. То Юра на месяц на гастроли уедет, то я переключалась на работу.

За город сбегаю, потому что иначе писать невозможно. Или, если я не уезжаю, то физически как бы присутствую, но недосягаема, меня достать невозможно. И вот это спасало от многого.

Он и с детьми самостоятельно возился. Был период, когда он даже на месяц уезжал с ними на гастроли. Я должна была срочно сдавать книгу, а тут магазины, готовка и прочий быт. И Юра взял их с собой в Ростов, они были в полном восторге.

   У него золотые руки. Он прирожденный строитель. Смеется, что столько ремонтов в своей жизни, как он, ни один профессиональный строитель не сделал. Он очень рукастый, он все умеет. Я его называю Плюшкиным, потому что он ничего не выкидывает. Какие-то винтики-гаечки-веревочки. Анька ругается: папа, ну что ты всякую рухлядь собираешь?

А он ей: подожди! Неизвестно когда и как эта рухлядь может пригодиться.

  Нам удалось построить дом рядом с лесом, который, к сожалению, скоро тоже, видимо, обнесут каким-то ведомственным забором, как и везде в ближнем Подмосковье.

И эту дачу он построил. От и до. Рабочие какие-то тоже, конечно, были наняты.

Я вошла однажды и услышала, как мой интеллигентный Юра таким четырехэтажным матом какого-то прораба покрывал, что я ушам своим не поверила. Он ему орал: если ты думаешь, что на «мерседесе» отсюда уедешь, то ты ошибаешься. И он таки уехал на «мерседесе», наверняка.

Но дом все-таки построен. Свежий воздух, лес рядом. Добираемся туда на машине, конечно. Я за рулем с давних времен.  А вот Юра никогда не водил, не водит, и водить не будет. Как сейчас говорят: «не его тема».

   Вообще Юра в быту совершенно удивительный. Он наводит идеальный порядок, причем,  делает это совершенно незаметно. Никогда не ворчит, что кто-то раскидал,  молча все соберет, по стопочкам разложит. У него в шкафах идеально все лежит ровненько, все висит, и регулярно он это все разбирает. В нем живет какой-то внутренний порядок.

И так же он виртуозно и незаметно разруливает все конфликты – это просто талант какой-то. С ним поссориться невозможно. А хочется. Жутко хочется поссориться. Я же Скорпион. «И манит страсть к разрывам…» - как там у Пастернака?

Моя близкая подруга Марина Неелова - тоже Козерог, как и Юра - они  совершенно одинаковые. Бесконфликтные, тонкие, чуткие, всегда уступают. Это удивительный какой-то знак. Идеальный.

Человек в Золотой Маске

Г.Т.: «Золотая Маска» - это фантастическое дело, очень для меня дорогое, несмотря на множественные трудности. За 18 лет не раз уже менялся контекст. Ведь мы, к сожалению, вынуждены жить не во времени, а в сменяющихся контекстах. И каждый новый контекст торопится перво-наперво разрушить предшествующий. Его ценности и авторитеты.

Вот недавно сняли четырехсерийный фильм о Горьком. Я играю Алексея Максимовича. Он был фантастическим писателем, гениальным драматургом, но у нас оброс таким количеством штампов, предвзятостей, что становится жутко. Сейчас всех что интересует? Его отношения с женщинами, конечно – с Андреевой и Будберг.

А каково ему было  существовать, что называется, между молотом и наковальней? Интеллигенция отвернулась от него, полагая, что он спутался с властью, а власть никак не могла прибрать его к рукам. И он вынужден был лавировать, дабы физически подчас спасать интеллигенцию.

Там есть потрясающая фраза, сказанная Горьким уже к концу жизни:

«Ненавижу правду. Она мерзость и ложь». Это что надо было сотворить с человеком, чтобы он сказал такое?

 

А «Маска»… Во мне живет глубокое сознание необходимости этого фестиваля. Когда он возник в 94-м году, все в стране было на разрыв. А уж разорвать такое хрупкое пространство, как театральное, вообще ничего не стоило – в одночасье. Творцы – непростые создания. Каждый хочет что-то увидеть, быть самому увиденным, хочет получить оценку – и зрителя, и своих коллег. Поделиться хочет. Вот поэтому мы 18 лет и существуем.

   Я несколько лет вел курс во ВГИКе. Много времени и сил отдал своим прошлым студентам. Сам водил их  за ручку в театры. Среди моих выпускников и Нелли Уварова, и Владимир Вдовиченков, со мной вместе в театре Моссовета - Яна Львова и Андрей Смирнов.

Меня когда-то на дорогу поставил Корогодский.

Я и ребятам своим говорил: не знаю, сочтете ли вы меня своим отцом, но то, что ваш дедушка - Корогодский – это точно.

  Казалось бы, так просто в педагогике: угадать наличие одаренности, индивидуальности, постараться ее развить, сохранить и оснастить навыками профессиональными. Все! Но сколько подводных камней ожидает и учителя, и ученика. Потому что зазор между подлинностью и симуляцией минимальный.

                                        Погружения

ЕМ:.Я никогда не знаю, садясь перед чистым листом, о чем буду писать. Вот папа, например, все проговаривал про себя. Ходил и проговаривал. А для меня это всегда полная неожиданность.

   Сейчас я знаю только, что моей героиней будет пожилая женщина, много хлебнувшая в годы репрессий. Меня судьба свела на два года с музеем Дома на набережной, куда я напросилась работать экскурсоводом, потому что к стыду своему ничего не знала об этом аде. И я погрузилась в книги и документы. Там потрясающие люди работают - бывшие дети этого трагического дома.

Я настолько глубоко эмоционально входила в материал, что мне пришлось оставить это через два года. Я просто не справлялась сама с собой.

Планировала написать, что моя героиня восьмидесятилетняя, должна будет пройти через репрессии. А она…Она не хочет. И я как автор ничего не могу с ней поделать. Потому что я сама через это не проходила, и она считала бы это неправдой.

  Хотя  все мои книги вовсе не на личном опыте написаны. Там все придумано от начала до конца. Но не в этом случае. Точно так же  я бы не смогла писать о человеке, который был на войне. Есть какие-то табуированные вещи.

Меня часто спрашивают, не  использовали ли я черты Юры в своей прозе?

В повести «Влюблен и жутко знаменит» герой внешне, обликом, обстоятельствами, популярностью, жизненным кредо, некоторыми чертами походил на Юру. В нем - его совесть, которая сейчас в людях вырождается. Но история там совершенно выдумана. Сюжет выдуман.

И еще - я никогда не боялась, что  напридумываю что-нибудь, а потом в жизни так и случится. Нет. Для меня это все равно не он.

Вообще, жизнь постоянно подбрасывает сюжеты и задачки. Вот сейчас сценарий по своей книге написала. Как обычно, нужно вместить в меньшее, чем необходимо, количество серий. И на компромиссы идти? Не знаю. Обкромсать всегда можно, а потом стыда не оберешься.

    Мне сейчас очень трудно начинать новую работу еще и потому, что  столько всего по жизни накоплено. И ощущения намного богаче того, что я погружаю в сюжет. И когда я начинаю сейчас писать, мне кажется, что все это оказывается такой фигней собачьей по сравнению с тем, что жизнь подкидывает.  У нас вся жизнь из шипов состоит, и все больно.

   Через мое сердце прошли детские дома. Когда я служила в Современнике, организовала шефство над детским домом. Я даже говорю, что когда-нибудь умру от разрыва сердца на пороге детского дома, застав сцену, когда кто-то обижает ребенка. Вообще дети, наверное, самое для меня больное. От детских бед у меня нет иммунитета, никакой защиты, могу стать даже социально опасной. Однажды ударила на улице незнакомую женщину. Она била по лицу своего маленького ребенка в очёчках. Я подошла и вмазала ей кулаком прямо в физиономию. Она закричала, стала звать милицию, а я быстро заговорила, сама не помню уже о чем, сочиняла на месте, грозила, запугивала комиссией по правам ребенка, чтобы впредь ей неповадно было.

Сейчас, когда родился младший внук, я наблюдаю, как же тяжело человеку родиться и жить на этой земле. Ни с кем из детей и старших внуков такого не было. Сейчас, видимо, пережив многое, острее начинаешь все понимать и ценить.

   И откуда взялись эти иллюзорные представления, что Бог кого-то наказывает? Никого он не наказывает, просто жизнь не предполагает никаких фантастических благ. И было бы мудрее настраивать человека на сложности и трудности, а не на сплошные удачи и комплименты.

                                  «Рука, зовущая вдали»

Е.М.: Если задуматься, кто же предопределил нашу встречу с Юрой? Мне кажется, что мы только раскрашиваем ту схему, которая уже готова.

Я ведь за все время нашей совместной жизни жутко много влюблялась. Но никогда даже вопроса не стояло, что я могу каким-то образом уйти от Юры.

   «Сингулярность» – существует такое понятие единственности. Есть в космосе такая крошечная частица, обладающая немыслимой энергетикой.

Г.Т.: Я часто думаю: почему я театром занимаюсь столько лет?  Направила таинственная Рука?  Но, если из самых тайников твоей души ничего не откликнется на движение той руки, ничего и не получится.

  И в судьбу я верю, я ей доверяю.

  Почему же нет? 

Георгий Тараторкин

Биографическая справка
  Родился в Ленинграде, в 1945 году.
   Театральный путь начал в ТЮЗе под руководством Корогодского, в театре, игравшем в Ленинграде 60-х прогрессивную роль.
  В 25 лет стал Лауреатом государственной премии за роль Раскольникова в фильме «Преступление и наказание».
  Среди его театральных ролей: Борис Годунов, Гамлет, Шмидт, Подхалюзин, Александр Блок, Иван Карамазов.
В кино: "Открытая книга" (Дмитрий Львов), "Богач, бедняк" (Рудольф), "Маленькие трагедии" (Чарский), "Чисто английское убийство" (Роберт Уорбек), "Рассказ неизвестного человека" (Орлов), и др.
Сыграл Сирано в телевизионной экранизации пьесы Ростана "Сирано де Бержерак".
   Президент Театрального фестиваля «Золотая маска».

Екатерина Маркова

      Биографическая справка

  Родилась в семье Первого секретаря Союза писателей Георгия Маркова автора романов "Строговы", "Соль земли", "Отец и сын", "Сибирь"  и писательницы Агнии Кузнецовой, прославившейся повестью о Наталии Гончаровой "Моя мадонна".
  Актриса, писательница. Автор книг: «Актриса», «Каприз фаворита», «Плакальщица» и др.
По её сценариям поставлены фильмы "Чужой звонок", "Непохожая", "Чехарда", "Нежное чудовище" и др.

http://hungarianl.livejournal.com/259480.html

10

Анна написал(а):

Я была просто ошарашена: билетов нет на восемь месяцев вперед.

А я не ошарашена! Я очень рада!
Какое интересное совместное интервью! Единственное ,что покоробило - подробности рождения старшего сына.Представьте ,если этой информацией воспользуются недоброжелатели сына .Какие могут быть насмешки и подковырки.Хотя ,я рассуждаю чисто по местным понятиям .У нас принято такие подробности скрывать от публики.А вообще - прекрасная пара.И Марков-писатель мне нравился в свое время.
Я согласна с Тараторкиным в оценке Горького.Это совершенно уникальный человек.Я прочитала практически все,что вышло из-под его пера ,прочитала много о нем .Уникум ,до конца не оцененный.
Анечка ,спасибо.Все прочитала с большим удовольствием.А больше всего рада,что у Гриши такая прекрасная и умная высокоинтеллигентная партнерша и ,надеюсь,друг.Он склонен поддаваться чужому влиянию ,как и многие Весы и я рада ,что на него оказывается влияние именно такого рода.Что и наблюдалось в его последнем телеинтервью... :flag:

11

Марина,я обнаружила,что твой рассказ о Бене и Одессе перенесли на НРКманию в раздел Театр.А форум назвали НУГАмания.Пропеллер перенесла.Я с удовольствием еще раз перечитала... :flag:

12

Ирина написал(а):

Марина,я обнаружила,что твой рассказ о Бене и Одессе перенесли на НРКманию в раздел Театр.

Ужас... :smoke: Одно дело, я для вас писала, а тут на НРКманию... :canthearyou: Они все там такие умные и сдержанные, а я-то больше дурачилась, чем заботилась о том, как будут чужие люди читать. o.O

13

Да ладно тебе...во-первых твой рассказ очень живо написан,дает эффект присутствия,а во-вторых ничего они тоже люди и им интересо мнение живого зрителя.Джулькины рецензии только на женилку перенесли и на синем форуме изъязвили ее вдоль и поперек.Правда ,она этим фактом загордилась.
Там ,на женилке,новая дама появилась некая Нави.Чота за Джульку взялась беспощадно.А начала мягко так ,вроде как нучка такая спокойная.Наташка ее сразу в всой лагерь записала и вдруг - трах-бабах!Даже интересно стало.)))
Перестали отображаться смайлики,вернее переносится.Моя мозилла дурит потихоньку.Перезагрузить что ли?

14

Ирина написал(а):

Да ладно тебе...во-первых твой рассказ очень живо написан

Вот-вот, живенько так... :crazy: Да мне все равно. Просто я и раньше замечала, как глупо смотрятся посты, допустим, с синего сайта на Женилке. Где пишется, там и к месту, это же не рецензии на всеобщее обозрение. Ну, перенесли, так перенесли, пусть почитают. :flag:

Отредактировано Стася (2012-03-29 17:15:51)

15

Серия fashion показов в ТЦ «Метрополис»

С 30 марта по 1 апреля 2012 года в ТЦ «Метрополис» прошла серия показов новых коллекций брендов, представленных в торговом центре. В показах приняли участие более 100 марок одежды и аксессуаров. Генеральным информационным партнером мероприятия стал журнал Marie Claire.

Эксклюзивно для fashion show в ТЦ «Метрополис» Marie Claire провел собственные показы, на которых Екатерина Дорохова, старший редактор отдела моды, представила наиболее актуальные образы наступающего сезона. Макияж для моделей был предоставлен компанией Guerlain, укладку сделали стилисты салона модных причесок «Voila».

Помимо показов, специально для звездных гостей мероприятия, стилисты журнала подобрали несколько весенне-летних образов в ряде бутиков ТЦ «Метрополис». Среди гостей были: Екатерина Волкова, Полина Гагарина, Юлия Такшина, Юлианна Караулова, и многие другие. Одежду и аксессуары для звезд предоставили: DKNY, Pilgrim, REISS, Tommy Hilfiger. В показах Marie Claire также приняли участие: Equipage, Jaeger, MANGO, Rendez-vous.

Помимо показов, ознакомиться с последними трендами fashion и beauty индустрии, а также попробовать себя в роли героини обложки журнала, приняв участие в фотосессии, все желающие могли на стенде журнала Marie Claire.

http://uploads.ru/t/2/T/Z/2TZdq.jpg http://uploads.ru/t/g/Q/V/gQVfS.jpg

http://www.adensya.ru/event/seriya-fash … 9#go-photo

16

На женилке мадам обхаяли .А мне понравился ее причесон.Ей идет.Но морда как была наглой,так и осталась.Коса не придала ей невинности,увы... :D

17

У нее вид о-очень многоопытной и пожившей женщины.Это старит.А может и грим ,который она накладывала на себя во время стрип-карьеры сделал свое дело.

18

...я тоже обхаяла на женилке http://s8.rimg.info/ce4c58c554a2573ffee82c7f76e6b28e.gif   http://s8.rimg.info/0ac3c2effd734642cc0f158450efc5a7.gif  , но не потому, что эта мадам- раздражающий меня фактор. На мой вкус, причесон идет ей, как корове седло http://s9.rimg.info/847805615b45ad98277f9d9667eb8c23.gif 
Прическа ее не старит, просто она не сочетается с вульгарностью, прущей изнутри, просто неорганично.
Так она и есть многоопытная тетка, и не грим ее сделал такой- это образ жизни и наследственность...но больше-таки образ жизни.
Мейкап ей сделали профи, ну без нарисованных глаз и губ она же станет неузнаваемой. Но они не учли главного, и получился негр в вышиванке http://s9.rimg.info/f440e99cf99cd84dc809b4e34f7d06a2.gif 
Она должна оставаться Багирой, это ее стиль, который подходит ей. ИМХО

19

Oyka написал(а):

Она должна оставаться Багирой, это ее стиль, который подходит ей

Такая потрепанная ,драная Багира.Ей лучше вообще не появлятся на страницах СМИ,чтобы не служить раздражающим фактором,но это уже вопрос самосознания и ума... :D

20

Ирина написал(а):

Такая потрепанная ,драная Багира.Ей лучше вообще не появлятся на страницах СМИ,чтобы не служить раздражающим фактором,но это уже вопрос самосознания и ума

...ты что! Не бывать этому, пока хоть кто-то соглашается ее видеть в качестве свадебного генерала. Она считает, что это красиво и все должны радоваться и гордиться ее присутствием, впрочем там это наследственно и передается из поколения в поколение.
Потрепанная, а какая она должна быть после такого-то опыта? http://s8.rimg.info/0d9315fa89d72f40e447b91bfce5dfa9.gif   http://s9.rimg.info/847805615b45ad98277f9d9667eb8c23.gif 
И, похоже, ее ТЕРПЯТ даже ведущие дешевых передачек, она раздражает не только меня.

21

Fashion-вечеринка года от журнала Mini
6 марта 2012 года в бутике Mood Swings Apartment Store состоялась fasion-вечеринка от журнала Mini. Для гостей мероприятия была организована закрытая эксклюзивная распродажа со скидками до 70 %, модный показ с участием celebrities, великолепный фуршет и зажигательный DJ-сет.

Винтажные прилавки-комоды и антикварные шкафы служат прилавками для одежды и аксессуаров современных дизайнеров.

Лестница на -1 этаж напоминает об "Алисе в стране чудес".

Прекрасно вписалось в пространство и пианино.

Одними из первых пришли режиссер Андрей Житинкин и телеведущая Светлана Конаген. Певица Катя Ли.
На один вечер гости мероприятия получили уникальную возможность полностью перенестись в мир высокой моды — не выезжая в известные мировые столицы fashion-индустрии, они окунулись в мир красивых и эксклюзивных вещей, увидели модный показ с участием известных персон российского шоу-бизнеса. Модное дефиле подготовили стилисты You In Style - Марина Зайцева и Павел Нестеров. В звездном показе участвовали Анастасия Задорожная, Мирослава Карпович, Юлия Такшина, а открывала и закрывала показ несравненная Виктория Лопырева!

http://s017.radikal.ru/i439/1204/87/3bf77ea067df.jpg
Актриса Юлия Такшина в платье в пол из шифона.

http://uploads.ru/i/K/x/E/KxEyq.png

http://www.youinstyle.com/blog/fashion- … -mini.html

22

ПРЕМИЯ "НИКА-2012"

В эти выходные в Москве прошла 25-ая церемония вручения кинематографической премии "Ника-2012".

Звезд на ковровой дорожке около "Крокус Сити Холла" собралось немало. И неудивительно, ведь нынешняя церемония - юбилейная.

Вообще, надо сказать, что несмотря на количество представленных в этом году на кинопремию картин, основная борьба развернулась между уже "прославившимися" фильмами: "Елена", "Жила-была одна баба", "Шапито-шоу", "Сибирь. Монамур", "Высоцкий. Спасибо, что живой". Поэтому, как таковой, интриги не получилось. Лучшим режиссером года и главным лауреатом кинопремии "Ника" стал Андрей Звягинцев и его картина "Елена". А вот режиссер Андрей Смирнов, снявший фильм "Жила-была одна баба" получил награду в номинации "Лучший фильм года".

Лучшим актером года стал Сергей Гармаш за роль в фильме "Дом". А вот статуэтки за лучшую женскую роль унесли домой сразу две российские актрисы: Дарья Екамасова, сыгравшая в фильме "Жила-была одна баба", и Надежда Маркина за роль в картине "Елена".

Актер Олег Басилашвили удостоился почетной награды в номинации "Честь и достоинство". Так же в этом году на церемонии "Ника" была учреждена специальная премия аккадемии киноискусств. В этом году ее получили учредители фонда "Подари жизнь" Чулпан Хаматова и Дина Корзун.

Дарья Филатова

http://www.elle.ru/var/elleru/storage/images/ludi/svetskiy-dnevnik/premiya-nika-2012/_avr_0125/2524080-1-eng-GB/_AVR_0125_image_305_392.jpg

http://www.elle.ru/var/elleru/storage/images/ludi/svetskiy-dnevnik/premiya-nika-2012/_avr_0144/2524185-1-eng-GB/_AVR_0144_image_305_392.jpg

http://www.elle.ru/ludi/svetskiy-dnevni … /_AVR_0144

http://www.spletnik.ru/img/2012/04/liza/20120408-Nika-4.jpg
http://www.spletnik.ru/events/page,0,4, … -nika.html

Cобытие не обошлось без скандала, который возник, когда ведущая церемонии Ксения Собчак спросила у обладательницы спецприза Чулпан Хаматовой, стала бы она агитировать за Путена, если бы не занималась благотворительностью. Как позднее написала Собчак, это был вопрос, ответ на который ждала вся страна.

http://www.kinokadr.ru/news/2012/04/09/2893.shtml

Ксения Собчак задает вопрос Чулпан Хаматовой

Ответ Евгения Миронова Ксении Собчак

23

Ну, опять наша ТЮ блестит, как начищенный самовар! До чего бесхитростная душа, любит это дело - себя показать, с таким удовольствием это делает, что просто поражаешься. Победоносная улыбка, как будто-то ей вручили самый главный приз. http://s8.rimg.info/0ac3c2effd734642cc0f158450efc5a7.gif 
А скандал с Собчак... Это уже привычно.  :dontknow: Неприятно, что на вручении "Ники" такое случилось, неловко как-то получилось. Хотя и Миронов мне не понравился, горячность такая, про ублюдков на диване...Зачем? Вот, еще раз убеждаюсь, что благотворительность - дело очень тонкое. С одной стороны Чулпан делает благое дело и это все понимают, а с другой - постоянные при этом укоры в адрес не понятно кого- вот, они делают, а вы - нет. Да кто же может знать, кто сколько делает? И те, и другие выглядят не очень как-то...

24

Чернушка написал(а):

Победоносная улыбка, как будто-то ей вручили самый главный приз.

...так она за ним и приходила :D

25

Чернушка написал(а):

Ну, опять наша ТЮ блестит, как начищенный самовар!

Все люди ,как люди ,а наша - звязда! Прямо как на Оскара вырядилась,не меньше! Это женщина,которая живет в большом ладу сама с собой.Можно позавидовать ... ;)
А Чулпан - молодец.Делает свое дело ,ни на что не оглядываясь.Красотка.Собчак ударилась в политику ,делает это очень продуманно и прямо скажем ,не глупо.Я читаю ее блог на Эхе и мне нравится то ,как она подает материал.Но в данном случае это не та тема ,на которой можно раздувать скандал или выигрывать какие-то политические преференции.
Мне кажется у Чулпан достаточно сильный характер ,чтобы пережить и этот эпизод. :yep:

26

Чернушка написал(а):

скандал с Собчак... Это уже привычно.   Неприятно, что на вручении "Ники" такое случилось, неловко как-то получилось. Хотя и Миронов мне не понравился, горячность такая, про ублюдков на диване...Зачем

...а, по мне, очень двоякая ситуация получилась, заранее спровоцированная.

27

Ирина написал(а):

Мне кажется у Чулпан достаточно сильный характер ,чтобы пережить и этот эпизод

...да лично на Чулпан это никак не скажется.

28

http://uploads.ru/t/f/v/T/fvT4W.png

А мэн рядом не тот же?  http://s4.rimg.info/6016a357bd1b0bfb35cd56233a6f770c.gif

29

Анна написал(а):

А мэн рядом не тот же?

Что-то есть.  :flag: Тот вроде с жиденькой бороденкой был и лобные залысины приличные. Мелковато изображение, не могу провести идентификацию.  :D

30

Анна написал(а):

А мэн рядом не тот же?

Похож! Ну ,вот ,нашла себе спонсора.Никто и не сомневался ,ечслечо ,что она не долго будет сидеть на скромном пайке или довольствоваться ролью полужены непризнанной.Уж не признанной быть - так по максимуму,чтоб не обидно было.Как любят на женилке говорить , - бывших б...не бывает.
А может я тороплюсь с диагнозом и это на самом деле любовь всей ее жизни?  :O


Вы здесь » Все, кому за ... 18 » Все обо всех - кино, театр, СМИ » Все обо всех - кино, театр, СМИ